Положение Украины перед народным восстанием.

Деятельность митрополита Петра Могилы пришлась на годы, предшествующие народному восстанию под руководством Богдана Хмельницкого и последующих событий, которые, в конечном счете, привели к включению Украины в состав Российского государства. Эта деятельность происходила на фоне двух острейших процессов. С одной стороны высшая украинская шляхта массово переходила в униатство, пренебрегая старой православной традицией и насмехаясь над ней, с другой – польские паны достигли предела в нещадной эксплуатации украинских крестьян. Даже такой фанатический враг православия как иезуит Скарга говорил, что едва ли найдется на всем свете государство, где бы так обходились с земледельцами, как в Польше. Польский писатель того времени Ставрольский с горечью замечал: « Любой азиатский деспот не замучит во всю жизнь столько людей, сколько их замучат в один год в свободной Речи Посполитой».

Понятно, что гроздья народного гнева наполнялись будущим кровавым соком антипольского восстания. Но особенную ненависть украинцев вызывали иудеи, которые брали в аренду не только земли, но и православные церкви. Холоп был вынужден платить не только пану, но и арендатору. Дошло до того, что иудей брал саму православную церковь в аренду, требуя деньги за то, чтобы открыть ее для крещения младенца или венчания молодых. Естественно, насмехаясь при этом над православной верой. Даже противники «схизмы» римско-католические священники протестовали против такого беспредела. В народе сформировалась новая знаковая цепочка «иудей – арендатор».

В последнее десятилетие перед восстанием обстановка в Украине накалилась до крайности. Двойной гнет польских панов и иудейских арендаторов заставлял десятки тысяч крестьян бежать в Запорожье. Серия казацких восстаний прокатилась по Украине. Поляки ответили неслыханным насилием, считая, что только оно способно положить конец противодействию православных «схизматиков», холопов и казаков. Однако двойственность казачества заключалась в том, что реестровые казаки, находящиеся на содержании у польской короны, были врагами вольного казачества, иногда, не менее, чем сами поляки. Разросшееся в результате массового бегства холопов запорожское казачество ходило за добычей в турецкие земли, вызывая резкую реакцию турков в адрес Речи Посполитой.

Начало национально-религиозной революции.

Мы переходим к изложению и осмыслению чрезвычайно важного периода в украинско-российских отношениях середины XVII века. Именно в эти годы начались предродовые схватки рождения Украинской государственности, которая в тот период так и не состоялась. Не будем описывать тот клубок противоречий между различными слоями тогдашнего общества, который попытался разрубить казацкой саблей Богдан Хмельницкий, – в общих чертах он описан в предыдущих статьях. Что же касается подробного описания побед и поражений казацкого воинства в период восстания под руководством Хмельницкого, то вначале автор исходил из того, что каждый украинец (и, добавлю, каждый русский, живущий в Украине) должен знать об этом. Но самый поверхностный опрос показал, – дело обстоит совсем иначе. Поэтому читатель вряд ли осудит автора за то, что он сделает попытку изложения и самостоятельного анализа основных моментов тех бурных и судьбоносных событий. Тем более, что революция 1648 – 1657 годов в корне изменила отношения между Россией и Украиной.

Предистория Хмельницкого.

Богдан (в крещении – Зиновий) Хмельницкий, сын казацкого сотника, в юности получил довольно приличное образование. Вначале он учился в одной из киевских школ, в 1610 по 1615 годы отец определил его во Львовский иезуитский коллегиум, поскольку без знания польского языка и латыни юноша не мог рассчитывать на какое-либо приличное положение в Речи Посполитой. Его социальное происхождение так и осталось невыясненным, одни историки считают его шляхтичем, другие – казаком. Сам он называл себя и тем и другим, в зависимости от обстоятельств. После учебы, он в 1617-1618 г.г. поступает простым казаков в Чигиринский полк, где и приобретает первый воинский опыт. В кровопролитной Цецорской битве с турками (1620 г.) отец был убит, а Богдан попал в турецкий плен, где провел два года, выучившись турецкому языку и восточным обычаям. После заключения польско-турецкого мира Богдан вернулся в Украину, получил чин сотника, в 1632 году участвовал в битве под Смоленском, где польский король Владислав IV наградил его саблей за храбрость. Так произошел первый контакт молодого польского офицера, будущего украинского гетмана с Россией.

В 1636 году чигиринский сотник Хмельницкий был избран депутатом от казаков для подачи жалобы королю на притеснения польской шляхтой казаков и простого народа. В 1637 году Хмельницкий в качестве генерального писаря реестровых казаков подписал договор с польским военачальником Потоцким о подчинении казаков польскому правительству. После подавления очередного казацкого восстания реестровым казакам польское правительство стало давать начальников из числа польской шляхты, а Хмельницкий лишился звания генерального писаря, оставшись чигиринским сотником. Затем, в течение 8 лет в Украине казацких восстаний почти не было: запорожское казачество жило своей жизнью, примирившись с всесилием поляков, а реестровые казаки были практически превращены в хлопов.

Прелюдия восстания.

В 1646 году положение резко изменилось. Тяготящийся своей зависимостью от шляхты деятельный король Владислав IV задумал грандиозную военную акцию против Турции. Для осуществления своего замысла он заключил договор с Венецией, пригласил немецких наемников и вел переговоры c казацкими старшинами, в числе которых был и Богдан Хмельницкий. Результатом этих переговоров стало выдача королевской привилегии и крупной суммы денег на увеличение числа реестровых казаков и снаряжение казацкого войска. Все эти приготовления держались в тайне от польских панов. Но, после прихода немецких солдат тайное стало явным, шляхта возмутилась против такой самодеятельности короля и потребовала обсуждения его намерений на сейме. Кончилось это тем, что великий замысел провалился, а королевская привилегия (не очень чистым путем) оказались в руках Хмельницкого. И тут вмешался «его величество случай», ставший тем маленьким камешком, который через год вызвал лавину народного гнева. Подтвердилась французская поговорка «шерше ля фам»: лях Чаплинский напал на хутор, где жил Хмельницкий, увел его сожительницу и убил (по другим сведениям сильно избил) 10-летнего сына Богдана. Хмельницкий отправился к Варшаву за правдой и добился аудиенции у короля Владислава, знавшего его по польско-русской войне 1632 г. Король не захотел встревать в спор между Хмельницким и Чаплинским и, если верить легенде, ответил Богдану : « …кто ж вам не дает постоять за себя, вы ж воины, имеете сабли…».

После этого Хмельницкий отправился в Запорожье, где показал казакам королевскую привилегию и даже королевскую хоругвь (знамя), для того чтобы убедить в своей легитимности. Эти знаки произвели на казаков огромное впечатление, заставив поверить в то, что Хмельницкий действует от имени короля. В самое короткое время Богдан овладел Запорожьем и был избран гетманом Войска Запорожского, после чего развернул подготовку к широкомасштабному восстанию. С этой целью он наладил систему укреплений и рассылал письма к казакам и посполитым с призывами уходить в Запорожье. Однако, Хмельницкий понимал, что в борьбе против поляков он не может обойтись только своими силами, ему нужна была помощь крымских татар. Он предпринял поездку в Крым, где показал хану Ислам-Гирею те же королевские знаки, но уже в качестве доказательства враждебных намерений поляков против татар. В тот год Крым был поражен сильным голодом и падением скота, что и подтолкнуло Ислам-Гирея согласиться на союз с Хмельницким, надеясь на традиционный источник – военную добычу. Он послал в помощь казакам перекопского правителя –Тугай-бея. Это произошло в январе 1648 года, а уже в марте первые отряды крымских татар начали прибывать в Запорожье.

Тем временем коронный польский гетман Николай Потоцкий предпринимал попытки предотвратить восстание. Вначале он просто угрожал казакам, а самому Хмельницкому обещал прощение всех его провинностей. Затем, опасаясь неготовности к боевым действиям (весенняя распутица, предгрозовое состояние в обществе), Потоцкий вступил в переговоры с Хмельницким, обещая ему даже возврат хутора Субботова. Переговоры состоялись, но на них неожиданно для коронного гетмана Хмельницкий впервые выдвинул программу широкой автономии для казацкой Украины. Реакция Потоцкого была более чем гневной: «Скорее вы сядете на кол, чем дождетесь вольностей!» Теперь уже было невозможно избежать военного столкновения. Силы Хмельницкого росли с каждым днем, но оставался еще один очень важный резерв – реестровые казаки, находившиеся на службе в польском войске. Агитация реестровых завершилась полным успехом, шесть реестровых полков дали согласие перейти во время битвы на сторону восставших. В середине апреля 1648 года войско Хмельницкого вместе с татарами насчитывало около 8 тысяч человек против 15-16 тысяч жолнеров и казаков гетмана Потоцкого. Хмельницкий решил перехватить инициативу, двинувшись навстречу Потоцкому. Коронный гетман, ориентируясь на прежний опыт борьбы с казацкими восстаниями, разделил свое войско, поручив командование части его, направлявшейся в Запорожье, своему сыну Стефану. Дело в том, что казаки, не обладая хорошо подготовленной конницей, избегали наступательных действий, предпочитая оборонительную тактику. И в эту военную кампанию Николай Потоцкий планировал навязать казакам привычную оборонительную тактику.

Первые победы Хмельницкого.

Первый бой произошел 5 мая 1648 года вблизи протока под названием Желтые воды. Реестровые казаки, как и обещали, в начале сражения перешли на сторону Хмельницкого и совместными действиями казаков и татарской конницы поляки были наголову разбиты, а Стефан Потоцкий умер от ран. А уже через 10 дней под Корсунем Хмельницкий в результате хитроумного маневра разгромил войска самого коронного гетмана Николая Потоцкого, который был взят в плен и отдан татарам. Эти победы оказали колоссальное воздействие на казаков и холопов, последовал взрыв насилия по отношению к ляхам-панам и иудеям– арендаторам. Известие о победах казацко-татарского войска над поляками быстро достигло как самой Польши, так и всей Западной Европы.

После победы под Корсунем Хмельницкий направился в Белую Церковь и разослал по всем городам и селам свои универсалы с призывом придти к нему с оружием и на конях, обещая всем прибывшим статус казаков, то есть волю и жалованье. И Украина двинулась, – занялся пожар народного восстания. Тем временем, в мае выяснилось, что крымские татары отказались от продолжения военного похода и стали уходить в Крым, унося с собой добычу (ясырь). И ранее часть казаков ( в частности, Максим Кривонос) возражала против союза с татарами, а при дележе добычи и позже начались столкновения между татарами и казаками. Нарушив договоренности, татары начали грабить украинские города и села, опустошая все на своем обратном пути. Хмельницкий остался без мощной военной поддержки, без обученной татарской конницы.

Но и польскую сторону продолжали преследовать неудачи. В начале мая, в промежутке между битвами под Желтыми Водами и Корсунью умер король Владислав IV. Хмельницкий, находясь в это время Белой Церкви и не зная о смерти короля, направил в начале июня делегацию для переговоров с польским правительством. Он направил Владиславу IV послание, в котором оправдывал свои действия, ссылаясь на нетерпимый гнет польских панов. Видимо, учитывая шаткость своего положения, Хмельницкий уже не настаивал на казацкой автономии. Его условия представляли собой шаг назад по сравнению с требованиями, предъявленными два месяца назад Николаю Потоцкому. Гетман оказался в сложном положении, с одной стороны уход татар сильно ослабил его военный потенциал, с другой – зажиточные реестровые казаки стремились к прекращению восстания, надеясь на переговоры с польским правительством и сохранения за ними прежних вольностей. С июня до осени Хмельницкий вел переговоры с польскими магнатами по поводу своей роли и своего места в Польше. Поляки, используя эти переговоры, стали собирать новое шляхетское войско и одновременно обратились к русскому царю за помощью против татар и казаков. Хмельницкий, узнав об этом, был вынужден впервые направить своих послов к царю Алексею Михайловичу с просьбой поступить под власть «единого русского государя». Более того, в начале июня все того же 1648 года Хмельницкий, уже узнав о смерти Владислава IV, предлагает русскому царю помощь и поддержку Запорожского казачества в борьбе за польский престол. Он пишет: «Если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим войском Запорозким услужить вашой царской велможности готовиемо…». Таким образом, на этом этапе в программу действий Хмельницкого входило создать союз с Россией против Польши и даже далее – содействовать утверждению царской власти в Речи Посполитой. На протяжении нескольких месяцев Хмельницкий упорно добивался союза с Россией, даже угрожал царю, что в случае отказа совместного выступления против поляков, он «со всею крымской ордой сложася, будет воевать за твою государеву украину». Но мир с Польшей, опасение тогдашнего союзника казаков – крымских татар - и напряженная внутренняя обстановка, вызванная народным восстанием, не позволили царю принять стратегическое решение. Однако, все же царское правительство не пошло и на военный союз с Польшей против татар, который бы неминуемо привел к русско-украинской войне.

Разгар народного восстания. Новая победа.

Все лето 1648 года восставшие хлопы и казацкое войско громили поляков и иудеев, счет убитых шел на десятки тысяч. За несколько месяцев Украина была освобождена от польского гнета. Поляки не могли оказывать какого-либо серьезного сопротивления, они массово покидали свои имения, убиваемые или гонимые бывшими слугами, еще большему насилию подвергались иудеи. Оборонялся и переходил в наступление лишь князь Ярема Вишневецкий, заливший кровью украинские земли, сдиравший с живых кожу, придумывавший неслыханные казни. Самое удивительное, что этот князь был из семьи богатейших магнатов Украины. Его родной дядя был не кто иной как киевский православный митрополит Петр Могила, о котором мы писали выше, мать Раина Вишневецкая – убежденная сторонница православия, построившая три монастыря. Рано осиротевший Ярема воспитывался в польской католической школе и стал настоящим палачом своего народа. Хмельницкий сделал попытку напомнить князю Яреме о его «руськом», православном происхождении, но князь-оборотень посадил послов Богдана на кол. Казаки платили Вишневецкому такой же лютой ненавистью и звериной жестокостью по отношению к польской шляхте и иудеям, входившим в его войско. Решающая битва между полками Максима Кривоноса (не более 4 тысяч казаков и мещан) и войском Иеремии Вишневецкого (около 12 тысяч жолнеров) произошла недалеко от города Староконстантинова и закончилась полной победой казацкого оружия.

Затянувшиеся переговоры Хмельницкого с поляками не привели к каким-либо сдвигам, и стало ясно, что новой схватки не избежать. В это время войско Хмельницкого составляло от 80 до 100 тысяч человек, из которых только реестровых казаков было не менее 40 тысяч, на стороне казаков вновь выступали и крымские татары. Польская сторона собрала около 60 тысяч польской шляхты и 8 тысяч немецких наемников. Во главе польского войска стояли три князя-военачальника, которых казаки с юмором прозвали «перина, латина и детина». Богдан Хмельницкий в очередной раз продемонстрировал свое высокое воинское искусство, выбрав удобное для битвы место – вблизи местечка Пилявцы. После обманного маневра ему удалось заманить туда поляков. Битва произошла в конце сентября 1648 года и закончилась полным разгромом польского войска.

Рейд Хмельницкого по Украине.

После блестящих побед с помощью турецкой конницы под Желтыми Водами, Корсунью и Пилявцами, огромное пространство земель, заселенных «руським» народом было освобождено от поляков. Казацкое восстание вызвало небывалый дотоле взрыв гнева селянства. Впервые за долгие столетия появилась возможность объединения всех украинских земель в единое государство. Но идея государственности еще не владела молодой украинской элитой. Ни Богдан Хмельницкий, ни другие казацкие вожди, просто не были готовы к своей новой роли. В начале восстания их политический идеал ограничивался созданием автономного «руського» княжества в составе Польши.

После битвы под Пилявцами Хмельницкий прошел всю Волынь и Галичину, освобождая украинских хлопов от польского гнета. После взятия Збаража там состоялась казацкая рада, на которой голоса разделились. Часть хотела продолжать путь до Варшавы и окончательно освободиться от панства, другие предостерегали Хмельницкого от этого шага. На этом поприще выделялся генеральный писарь Хмельницкого Иван Выговский, будущий гетман, взятый в плен в битве на Желтых Водах, где он сражался на стороне поляков. Свою роль сыграла разразившаяся в Украине эпидемия чумы, которая коснулась черным крылом и казацкое войско. Кроме того, крымские татары решили на зиму уйти домой. В начале октября казацко-крестьянское войско окружило Львов, его православные жители, желая избежать разрушения древнего города, уничтожили оказавшихся там поляков и откупились от казаков огромным выкупом. В начале ноября Хмельницкий обложил польскую крепость Замостье, сжигая по дороге местечки, в которых проживали католики, униаты и иудеи. И вновь последовала трехнедельная задержка более чем 100-тысячного войска возле второстепенного населенного пункта. В результате Хмельницкий не воспользовался предоставленной возможностью войти на территорию Польши и достичь Варшавы. Более того, он, будучи полным властелином освобожденных западно-украинских земель не сделал даже попытку сформировать там органы самоуправления.

Отказ от похода на Варшаву, стремление к участию в выборах нового короля свидетельствуют о том, что Хмельницкий все еще осознавал себя, казачество и все тогдашнее украинское общество как часть Польского государства. Поднявшись на протяжении исторически короткого времени на вершину военной и политической власти, гетман Хмельницкий не смог четко сформулировать национальную задачу. Политические горизонты Украины еще не просматривались ни самим народом, ни образовавшейся военной элитой. Как будет видно из дальнейшего, сама элита была крайне неоднородна в своих устремлениях, часть из нее ориентировалась на Польшу, часть на Москву, часть на Крым и Турцию.

Тем временем в Варшаве избрали, наконец, короля. Сейм, учитывая настроения казаков, избрал Яна-Казимира, сына Сигизмунда III. Новый король, прежде всего, направил Хмельницкому универсалы с предложениями мира и просил вернуть войска на Украину. И Хмельницкий, после блестящих военных побед, в двух шагах и политически и географически от окончательного разгрома Польши не только послушно возвращается домой, но и рассылает свои универсалы с требованиями не разорять польские поместья и просьбами к хлопам возвращаться к своим панам. Это была первая трещина между ним и народом. Но он все еще на гребне славы, его называют «новым Моисеем, освободившим свой народ от польского рабства».

Триумф Хмельницкого.

Под звон колоколов в декабре 1648 года гетман Хмельницкий с войском вступает в Киев. Это был пик его триумфа, военной славы и народной любви. Тысячи киевлян во главе с киевским митрополитом Сильвестром Косовым и иерусалимским патриархом Паисием встречали его у древних Золотых ворот, помнящих бывшее величие Киевской Руси. Пребывание в Киеве патриарха Паисия и длительные беседы с ним стали для гетмана Хмельницкого значительным шагом на пути осмысления масштабности всего того, что удалось ему добиться. Видимо, Паисий внушил Хмельницкому его значимость в деле защиты и укрепления православия, в интересах которого было сближение Киева с Москвой. Пребывание патриарха в Киеве было связано с традиционной поездкой в Москву за денежной помощью. Богдан был осведомлен обо всех передвижениях патриарха и даже направил в Яссы казацкий отряд для сопровождения патриарха в Киев. Более того, Хмельницкий поручил патриарху вести переговоры с русским правительством. В начале февраля 1649 года в Кремле состоялся прием царским правительством патриарха Паисия и гетманского посла полковника Силуяна Мужиловского, на котором была оглашена просьба Хмельницкого «…все войско Запорожское принять под свою высокую государеву руку и своими государевыми ратными людьми помочь им учинити…». И опять российские власти и сам государь, не понимая того клубка противоречий, в котором оказалась Украина, очень неуклюже ответили гетману. Царь отписал Хмельницкому в том смысле, что если гетман и Войско Запорожское будут в состоянии сами себя освободить, то Москва всегда рада принять своих братьев по религии и истории в лоно единого государства. В феврале 1649 года Хмельницкий принял первого официального представителя царского правительства – Василия Михайлова, который привез письмо от Алексея Михайловича. В этом письме царь убеждал Хмельницкого, чтобы казаки «в покое жили с ляхами и с княжеством литовским и чтоб больше кровь христианская не розливалась…». В своем ответе Хмельницкий подробно объяснял царю причины, по которым мир с поляками невозможен и напомнил о своей просьбе, чтобы «ваше царское величество был над нами государем и царем православным, а не иноверцы, яко самодержца…». Хмельницкий в очередной раз обратился к царю с просьбой «… нам, нанижайшим слугам и подданным своим, государем и царем, яко православное светило и самодержцею, за благославением божиим учинилося..» Письмо сопровождалось просьбой послать свои войска в район Смоленска в случае новой войны с Польшей.

Для лучшего понимания ситуации в Украине царь направил в Чигирин новое посольство в составе Григория Унковского и Семена Домашнева. Царские послы продолжили настаивать на том, что в настоящее время царь не может оказать гетману военную помощь, поскольку должен выполнять условия мира. Хмельницкий, в свою очередь, выражал удивление по тому поводу, что российский царь отказывается от такого подарка судьбы: «дарует ему господь бог без всякого накладу такое великое государство и множество ратных людей». И далее последовал потрясающий по силе убеждения аргумент, показывающий Богдана Хмельницкого не только как политического и военного лидера украинского общества, но как образованного человека, хорошо представляющего общие исторические корни двух народов. Он внушал царским послам, что добивается царской ласки потому, что : «От Владимерова святого крещения одна наша благочестивая христианская вера с Московским государством и имели едину власть. А отлучили нас неправдами своими и насилием лукавые ляхи…».

В ответ на обвинение в нежелании оказать помощь, посол Унковский напомнил, что Россия не только отказала Польше в ее просьбе помочь в борьбе с запорожцами, но и позволила украинским купцам хлеб, соль и прочие товары в государевых землях покупать и беспошлинно провозить их в Запорожскую землю. Хмельницкий согласился с этими аргументами и, в свою очередь, обещал не брать пошлину с российских купцов.

Зборовский мир. Начало поражений Хмельницкого.

После триумфального въезда в Киев и окончания праздничных торжеств Хмельницкий отправился в Переяславль. Многомесячный военный марафон оборвался без заключения какого-либо договора с поляками. Обеим сторонам было ясно, что в таком состоянии мира ожидать не придется, поэтому и Варшава и Переяславль стали готовиться к новому этапу в войне. В этот период гетман занялся государственной деятельностью, он произвел военно-административную реформу, разделив Украину на полки во главе с полковниками, которые избирались на радах. Столицей был определен Чигирин, где, как помним, сам Богдан ранее был сотником. Этот период стал вершиной международного признания Хмельницкого. В Переяславль по очереди прибывали посол визиря из Турции, семиградский князь Ракоци, молдавский и валашский господари, каждый из которых предлагал гетману дружбу и предложение войти в состав их государств или объединиться. О контактах с российским правительством мы уже писали. Последними приехали польские комиссары, но их переговоры с гетманом закончились только договоренностью не начинать боевых действий до весны.

Осознавая шаткость своего положения вследствие фактического отказа Москвы оказать ему военную помощь, Хмельницкий судорожно цеплялся за малейшую возможность найти еще союзников кроме крымского хана. Узнав о том, что у молдавского господаря есть дочь, он предложил ему взять в зятья своего сына Тимоша. Такой ход событий не устраивал ни турков, ни молдавских соседей, никто не хотел усиления за счет казацких войск. Свадьба в конце концов состоялась (об этом чуть позже), но замысел был явно неудачен. В конце концов, оставшись в одиночестве, гетман снова был вынужден звать на помощь крымского хана.

К весне 1649 года, нарушив шаткое перемирие, польское войско, усиленное шляхетским ополчением и немецкими наемниками, вошло в Галичину. В ответ поднялась вся Украина, и вновь казацкое войско пополнилось представителями многих городов и сел. Время выступления Хмельницкий выбрал таким образом, чтобы соединиться с татарами крымского хана Ислам-Гирея, который с разрешения турецкого султана шел наказывать поляков за отказ давать дань. 30 июня под Збаражем противоборствующие силы встретились, и украинско-казацкое войско окружило Збараж. Осада шла на протяжении нескольких месяцев. На помощь обреченным полякам (а в их числе был и Ярема Вишневецкий) двинулся сам король Ян-Казимир, собравший на скорую руку шляхетское войско. Король по военным соображениям не пошел к обложенному Збаражу, а повернул к местечку Зборов. Хмельницкий внимательно следил за передвижениями короля, в то время как Ян-Казимир был в полной уверенности, что украинское войско далеко. Хмельницкий выждал момент переправы поляков через реку и внезапно напал на тех, кто успел переправиться. Угроза полного разгрома поляков была более чем реальной. Казаки сумели пробиться к месту нахождения короля и были готовы схватить его. И только мужественное поведение короля спасло его от плена, а польское войско от полного разгрома.

В ночь после этой битвы (с 5 на 6 августа 1649 года) король и польские сенаторы пришли к выводу о необходимости обратиться к крымскому хану Ислам-Гирею с предложением мира. Хан не заставил поляков долго ждать с ответом, поскольку давно уже надеялся на такой поворот дела. В его политические интересы не входило уничтожение Польши и усиление украинского государства. Это меняло бы в корне всю военно-политическую ситуацию на восточно-европейском пространстве. Одновременно бы возникала угроза соединения Украины и России, что являлось прямой угрозой для Крыма. В свою очередь, заключение мира с поляками могло бы служить первым шагом для вовлечения Польши в войну с Россией, которую давно уже задумал хан. Ян-Казимир не скрывал своей радости от столь быстро полученного ответа и направил хану письмо с согласием направить послов для заключения сепаратного мира. Хан, получив ответ короля, распорядился прекратить наступление на Зборов и польский лагерь. Татары фактически предали своего союзника, но, как увидим далее, не в последний раз.

Хмельницкий оказался в тяжелейшей ситуации (много раз после этих дней он вспомнит с яростью отказ московского правительства придти на помощь Украине). Ясно осознавая свое положение в случае, если будет заключения сепаратный мир татар с поляками, гетман был вынужден пойти на переговоры с королем. Но самое обидное было в том, что переговоры о судьбе Украины король, учитывая перемену в отношениях с Крымом, намеревался вести через хана.

В ответ на упреки раздраженного Хмельницкого хан (по свидетельству российского посла Кунакова) заявил гетману, что «он, Хмельницкий, не знает меры своей и хочет пана своего разорить, … надобно и милость знать…». Произошло невероятное! Находясь в нескольких минутах от очередной блестящей победы, гетмана, выражаясь современным жаргоном «кинули». Хмельницкий довольствовался сомнительным перемирием, ничего кардинально не меняющем. Украина по-прежнему оставалась в составе Речи Посполитой, но разделенной на две части. По условиям Зборовского мира под властью гетмана были оставлены только три воеводства: Киевское, Черниговское, Брацлавское, а в остальных хлопы, как и прежде, переходили под власть польских панов. Требования украинской стороны, на которых настаивали казацкие старшины, были в основном выполнены: киевский митрополит получал право участия в работе Сейма, была обещана ликвидация церковной унии, реестровое войско оставалось в размере 40 000 тысяч, король оставлял Запорожскому войску все его старые вольности.

Нам трудно понять Хмельницкого с нынешних позиций. Разумеется, он не мог даже мечтать стать во главе независимого государства Украина, поскольку по меркам тогдашнего времени не только не принадлежал к какой-либо царствующей династии, но даже был сомнительного дворянского происхождения. Но, самое главное, не было никаких условий, способствовавших становлению украинской государственности, политические устремления не шли дальше стремления к автономности под протекторатом какой-либо сильной соседней державы. Зборовский мир не только не решил ни одной проблемы, напротив, он стал началом растущих противоречий между казацкой верхушкой и украинской шляхтой с одной стороны, и между простыми хлопами и вождями восстания, включая самого Хмельницкого с другой. Зборовский мир не удовлетворял и польскую сторону, именно поэтому он не был ратифицирован на сейме, к работе которого не допустили даже митрополита Косова, несмотря на то, что он был явно склонен к сотрудничеству с польским правительством. Кончилось все тем, что сейм принял решение собрать дополнительный налог на жителей Киевского и Черниговского воеводств на содержание польского войска для подавления незатихающих бунтов. В то же время король Ян-Казимир, не желая обострять отношения с Хмельницким и казаками, в январе 1650 года своим универсалом объявил от имени сейма о сохранении некоторых прав и вольностей духовным, шляхетским и посполитым сословиям. Киев был объявлен главным центром православной церкви в Украине и даже получил магдебурское право на самоуправление.

Целый год продолжались попытки двух сторон настоять на соблюдении условий Зборовского договора в таком виде, в каком его понимали противники. Польша готовилась к новой войне и собирала силы. Хмельницкий, прекрасно понимая, что ему одному не справиться с поляками, не мог согласиться на предложения турецкого султана и крымского хана стать под их протекторат, а помощь из Москвы не шла. Русский государь ждал благоприятной развязки в свою пользу. Самое большое, на что мог решиться царь – объявить в марте 1650 года правительству Польше ультиматум – вернуть все русские земли, включая Смоленск, захваченные ранее, иначе, в случае войны Россия станет на сторону Украины. Перед угрозой новой войны с Польшей Хмельницкий высказал царскому послу пожелание в случае неудачи перейти вместе с войском Запорожским в московские пределы.

Поражение Хмельницкого под Берестечком.

В таких условиях Хмельницкому все труднее было принимать верные решения, он не знал, что ему делать дальше, нервничал, грозился всем войной, одновременно уступая полякам в их требованиях. Но нового обострения избежать не удалось. В январе 1651 года польская армия начала новое наступление. Хмельницкий, желая лучше подготовиться к отражению, предложил Речи Посполитой новые переговоры. Но польское правительство не дало ответа и продолжало расширять зону военных действий. Гетману вновь пришлось прибегнуть к помощи крымских татар. В июне 1651 года вблизи волынского местечка Берестечко противоборствующие силы сошлись в решающей схватке. И вновь в самый ответственный момент татары предали Хмельницкого. Не выдержав артиллерийского обстрела и натиска поляков, татары бросились бежать. Историки высказывают мнение, что татары предали Хмельницкого по сговору с поляками. Хмельницкий пытался остановить их, но … произошло вообще нечто из ряда вон выходящее: татары взяли в плен гетмана и выпустили только через месяц за большой выкуп. Поражение было страшным, – казацким отрядам с трудом удалось выйти из окружения и пробиться через болота. В этой битве казаки потеряли более 30 тысяч войска.

После битвы под Берестечком польский король двинулся на Киев, но был задержан казацким отрядом Ивана Богуна. С севера на Киев наступали литовские войска под командованием литовского гетмана Радзивилла. В результате ожесточенных боев Киев был взят, киевский митрополит Сильвестр Косов фактически предал жителей, объявив о поддержке польской акции и передачи польскому войску огромной суммы для подавления освободительной борьбы украинского народа. Вновь заполыхала Украина, польские отряды выжигали огнем села и города. Крестьяне и мещане сами покидали свои насиженные места и уходили в северные районы, приграничные с Россией, положив начало Слободской Украине. Именно в этом период появились Харьков, Сумы, Лебедин, Ахтырка и множество других городов и местечек.

Финалом страшного поражения украинско-казацкого войска стало подписание в Белой Церкви в сентябре 1651 года нового договора на гораздо более тяжких условиях, чем Зборовский мир. Фактически Белоцерковский договор перечеркивал все военные и политические достижения народного восстания, возвращая Украину в состояние, в котором она находилась ранее. Хмельницкий был вынужден подписать эти условия, поскольку не видел для себя возможности продолжать борьбу. Трещина между ним и народом, наметившаяся после отказа от наступления на Варшаву и усилившаяся после Зборова, превратилась в пропасть. Он уже не являлся кумиром и высшим авторитетом для старшины и украинской шляхты.

Батоцкая битва – временный успех казаков.

Целый год шла реставрация польских порядков в Украине. Два года Хмельницкий восстанавливал свои силы для новой схватки, поскольку условия белоцерковского договора были противны большинству украинского общества. И повод для новой схватки представился. Молдавский господарь, вопреки прежним обещаниям, не хотел отдавать свою дочь замуж за гетманского сына Тимоша и даже попросил польской помощи в отражении домоганий последнего. Тимош Хмельницкий со своими отрядами (и снова-таки с крымскими татарами) решил добиться своего и взять в жены дочь господаря. Но коронный польский гетман Калиновский стал на его пути, хотя сам Хмельницкий просил его не мешать свадебному поезду. В мае 1652 года на берегу Буга возле горы Батога произошел бой, в результате которого поляки потерпели страшное поражение. Тимош благополучно достиг границ Молдавии, обвенчался и вернулся домой с молодой женой.

Батоцкая победа казаков и татар произвела новый всплеск народных бунтов и смятение в настроении поляков. На Украине вновь занялось пламя восстаний. Сам король начал собирать войско, нанявши немецких и венгерских наемников. Осенью того же года отряды противников сошлись возле местечка Жванец близ города Хотина на Днестре. Украинско-казацкое войско вместе с крымскими татарами окружило польский лагерь. Голод и неминучая гибель ожидала поляков, но и на этот раз татары предали Хмельницкого. Король сумел подкупить хана и заключил с ним мир, обещая заплатить дань и забрать в неволю на пути домой столько народу, сколько он пожелает. Хмельницкий, узнав об этом, умолял крымского хана остаться с ним, но безрезультатно, поэтому он счел за лучшее избежать битвы и отступить на Украину. Теперь у Хмельницкого не было выбора кроме как вновь и более настойчиво просить помощи у русского православного государя. В это время московский чиновный люд Посольского приказа постоянно вел переговоры с гетманом, который в пылу обиды на нерешительность русского царя угрожал объединиться с крымским ханом и разорить Москву.

Почему Россия медлила с договором? Царь Алексей Михайлович, к которому так страстно обращался Хмельницкий взять Украину под высокую государеву руку, стал царствовать в 1645 году в возрасте 16 лет, то есть к началу народно-религиозного восстания в Украине ему было чуть за двадцать. Он, как и его отец Михаил, формально был избран по согласию с боярской Думой земским Собором, вследствие чего его власть была во многом ограничена. Серия местных бунтов заставила верхушку принять в 1649 году Соборное уложение, усиливающее централизацию государства, что создавало законодательные предпосылки для перехода к чиновничье-дворянской абсолютной монархии. Но в середине 50-х годов XVII царь еще не мог быстро принимать важные государственные, в том числе и внешнеполитические решения. В результате русское правительство упустило удобный момент для оказания помощи Хмельницкому (после побед под Желтыми Водами и Корсунью). Медлительная политика России во многом объясняется тем, что глава Посольского приказа, учитель и свояк царя, не имея достаточного образования, совершенно не ориентировался в событиях, происходящих в Речи Посполитой и не имел никакого осмысленного плана действий. Словом между Хмельницким и русским правительством, как пишет русский историк В. Ключевский «… установились двусмысленные отношения…». Еще живы были свидетели опустошительных рейдов запорожских и украинских казаков под командой польских военачальников Лисовского и Сапеги. Сдерживал и Поляновский мир, подписанный с поляками. Москва видела наилучший выход из создавшегося положения в ожидании окончательного поражения поляков и включение Украины в состав Российского государства. Идея расширения владений, начатая со времен собирания русских земель вокруг Москвы, была стержнем всей внешней политики России. Хмельницкому же нужна была помощь Москвы для того, чтобы добиться автономии, пусть даже в составе русского государства.

Все три года до Переяславской Рады Хмельницкий надеялся нв помощь от православного царя. Известно, что после Зборовского мира Хмельницкий даже предлагал царскому послу в случае военной неудачи переселиться с казаками в московские пределы. Москва медлила и думала до тех пор, пока Хмельницкий не вступил в полосу поражений. Наконец, в начале 1653 года в Москве поняли, что дальнейшее промедление приведет к нежелательным последствиям, и было решено принять Малороссию в подданство великого государя. Сыграла свою роль и угроза Хмельницкого пойти, в случае отказа, под власть турецкого султана. Но только осенью был собран земский Собор, на котором и было принято окончательное решение о присоединении Украины. К сожалению, это случилось, благодаря русской волоките, после победы поляков под Жванцем. Поразительные вещи: предпринимать невероятные усилия для завоевания далеких сибирских территорий и не воспользоваться победами соседа-единоверца, просящего о помощи!

Подписание Переяславского договора.

Перед принятием окончательного решения Хмельницкий решил еще раз обратиться к запорожскому низовому казачеству за советом относительно намерений «стать под государеву высокую руку». Казаки ответили в таком духе, что не возражают и всегда желали этого, но Хмельницкому все же следует очень тщательно изучить все условия договора. 31 декабря царское посольство во главе с боярином Бутурлиным вошло в Переяславль. Его под грохот оружейной пальбы торжественно встречал полковник Тетеря, протопоп Григорий со священниками и жители города. 8 января 1654 года была созвана Переяславская Рада, на которую съехались старшины всех полков Украины. Гетман Хмельницкий, как бы сейчас сказали, выступил с обращением к народу и провел референдум по единственному вопросу: к какому из четырех государств (Крымское ханство, Речь Посполитая, Московское государство, Турция), собравшиеся желали бы присоединиться. В своей речи он недвусмысленно и искренне обосновал свой выбор в пользу московского государя. По свидетельству московского посольства весь народ возопил: «волим под царя восточного, православного, крепкою рукой в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику христову поганину достати». Конечно, трудно себе представить произнесение всеми такой довольно сложной фразы. Но после полковник Тетеря обошел все присутствующих и убедился в единодушии народной воли. Тогда гетман Богдан Хмельницкий сказал: «Буди тако. Да Господь Бог наш укрепит под его царскою крепкою рукою». Сам царский посол Бутурлин на церемонии референдума не присутствовал, Хмельницкий со старшинами пришли к нему и объявили, что «казаки и мещане все под государеву высокую руку поклонились».

По многовековой традиции присяга должна была быть освящена, эта процедура происходила в соборной церкви Переяславля. Прибывших в одной карете гетмана и российских послов встречали протопоп Григорий и присланные из Москвы казанский архимандрит Прохор и протопоп Андрей. Во время этой процедуры возник конфликт: царские послы отказались от присяги от имени царя, на том основании, что царь – самодержец и своим подданным присягу не дает. Более того, на эту просьбу Хмельницкого Бутурлин довольно раздраженно заявил Хмельницкому, что ему гетману «… и говорить было о том непристойно, потому что всякой поданой повинен веру дати своему государю». Желая подсластить горькую пилюлю, Бутурлин заверил Хмельницкого, что российский царь «учнет их держать в своем государском милостливом жалованье, и в презренье, и от недругов их во оборони и в защищенье, и вольностей у них не отымает, и маетностей их, кто чем владеет, великий государь их пожалует, велит им владеть попрежнему». Гетман в гневе вышел из церкви после отказа посла присягать от имени царя и отправил двух полковников обсуждать возникшую проблему с московским посольством. В результате, опсаясь за судьбу договора с Россией и не желая остаться один на один с Польшей, Хмельницкий, скрепя сердце, был вынужден согласиться с позицией посольства. Он решил присягнуть на верность московскому государю, но после обратиться к Алексею Михайловичу с челобитной об утверждении прав Войска Запорожского. После разрешения конфликта украинский гетман Богдан-Зиновий Хмельницкий вошел в соборную церковь и целовал крест «что быти им з землями и городами под государевою высокою рукою навеки неотступными».

Сам договор включал в себя следующие основные положения. Во-первых, украинские земли в пределах Полтавщины, Киевщины, Черниговщины, большей части Волынщины и Подолии присоединяются к Московскому государству под именем Малая Русь. При этом сохраняется право на собственное, независимое от царского, правительство, право на собственное законодательство и судопроизводство. Гетман и правительство избирается волеизъявлением народа, которые имеют право принимать послов и сноситься с иностранными государствами. Старинные права городов и сословий (духовного, шляхетского, мещанского, казацкого и крестьянского) остаются без изменений. Число реестровых казаков не должно быть меньше 60 000. Малая Русь должна помогать царским войскам в войнах, а царь обязан защищать Украину от нападений. Малая Русь должна платить царю дань, но ее сбор не должен осуществляться царскими чиновниками.

Неопытность Хмельницкого в дипломатических тонкостях и преследование различных целей обоими сторонами обусловило в дальнейшем совершенно различные толкования статей договора. Московское правительство рассматривало договор, как вхождение Украины в состав Российского государства, в результате чего жители украинских земель автоматически становились подданными царя. Хмельницкий вместе с казацкими старшинами и украинской шляхтой стремились к автономии в составе России. Нечеткость формулировок Переяславского договора в дальнейшем привели к множеству недоразумений, споры по которым продолжаются до настоящего времени. Первоначальный текст договора не сохранился, поэтому возникли различные его списки, в которые добавлялись или изымались те или иные положения. Различные историки в различное время по-разному оценивали сущность этого важнейшего для судеб Украины и России договора. По мнению одних – переяславский договор предполагал объединение двух сторон с двумя правительствами и одном монархе. Другие настаивают на том, что договор являл собой полную унию, то есть вхождение Украины в состав России. Третьи утверждают, что договор представлял собой форму вассальной зависимости, при которой сильнейшая сторона соглашалась защищать более слабую. Четвертые уверены в том, что целью договора был только временный военный союз двух сторон.

После Переяславской рады московские стольники и стряпчие разъехались по 117 городам и местечкам Украины для отбора присяги. 14 января 1654 года царю присягал Киев. Однако, киевский митрополит Сильвестр Косов и киевское духовенство отказалось присягать царю на том основании, что они были рукоположены константинопольским патриархом, а не московским. Уклонились от присяги московскому царю и запорожские казаки. Не успели царские послы прибыть в Москву, как стало известно, что в Украине образовалась партия, не желавшая следовать политике Хмельницкого и присоединяться к Москве. Во главе этой партии были такие видные казацкие старшины как Иван Сирко и Иван Богун. Несмотря на это, в конце апреля 1654 года царь прислал в Запорожскую Сечь список (копию) всех жалованных малороссийскому народу государевых грамот на его древние права и вольности. В конце концов русское правительство настояло на том, чтобы запорожцы приняли присягу русскому царю.

Роль и значение Переяславского договора.

Роль и значение Переяславского договора по-разному оценивались и современниками и историками. Но трудно оспорить тот факт, что Украина впервые была юридически отделена от Речи Посполитой и была признана Россией в качестве автономного образования, по крайней мере формально. Спустя полстолетия соратник гетмана Мазепы Пилип Орлик утверждал, что Переяславский договор стал «сильнейшим и убедительнейшим аргументом и доказательством суверенности Украины». Судьба этого договора была драматической и положила начало глобальным геополитическим процессам на огромном пространстве восточной Европы.

Киевская митрополия и Москва.

Взаимоотношения между киевским митрополитом и Москвой после заключения Переяславского договора складывались непросто. Митрополит Сильвестр Косов был последователем Петра Могилы, то есть выразителем интересов украинского шляхетства и сторонником польско-украинского компромисса. Обладая значительными земельными участками и имуществом, находясь в непосредственном подчинении константинопольского патриарха, митрополит не стремился к сближению с Москвой. Во время своего первого визита в Киев в январе 1654 года царский посол боярин Бутурлин в беседе с Косовым интересовался, почему митрополит не писал царю о своем желании «быть под его высокой рукой». Тогда митрополит ответил, что не знал о намерениях гетмана. А решение киевского духовенства не присягать царю Алексею Михайловичу объяснял тем, что в противном случае поляки могли подвергнуть гонению все православное духовенство на подвластных территориях. Более того, после очередного недоразумения митрополит заявил»…то гетман Хмельницкий посылал бить челом и подался со всем войском Запорожским под государеву руку, а он, митрополит, не посылал и живет с духовными людьми сам по себе, ни под чьей властью..»

Второй конфликт через месяц после Переяславля был связан с противодействием митрополита намерениям московских воевод построить крепость на митрополичьей земле. В этот спор вмешался сам Хмельницкий, после чего митрополит Косов пошел на уступки и получил взамен взятой земли другую. При этом, несмотря на свою осторожность в отношениях с Польшей, он в грамоте царю все же называл Хмельницкого «.. нашей земли начальником и повелителем».

Здесь стоит рассказать о малоизвестном эпизоде, имеющем огромное значение для понимания взаимоотношений России и Украины. Интеллектуальная жизнь Москвы того времени была чрезвычайно бедной; привычка думать, что после падения Византии московитяне стали единственным истинно православным народом, приводила к неприятию всего иностранного. Но постепенно приходило понимание того, что культурная изоляция от Запада не соответствует интересам России. Прямое же заимствование «латинских» религиозных и философских знаний в тот период был просто невозможно в силу вышеназванных предубеждений. И тогда один из наиболее образованных москвичей боярин Ртищев, поддерживаемый царем Алексеем Михайловичем, пригласил в Москву киевского ученого, иеромонаха Братского монастыря, выпускника Киевско-Могилянского коллегиума Епифания Славинецкого.

В то время патриархом московским и всея Руси России был знаменитый Никон, при котором произошел раскол русской православной церкви на ново– и старообрядческую. Никон вначале также предубежденно относился к киевской учености, поскольку подозревал в ней сильное влияние унии. Вспомним, что православие в Южной Руси в начале XVII века находилось в весьма плачевном состоянии. Естественно, что становление киевской учености проходило под очень сильным влиянием религиозных процессов, происходивших в Европе. Митрополиту Петру Могиле удалось за короткий срок вырастить высокообразованных ученых, которые в интеллектуальном отношении намного опережали московских иерархов.

Епифаний Славинецкий был настоящим ученым кабинетного типа. Он свободно владел обязательными для культурного человека того периода латынью и греческим языком, знал даже еврейский, прекрасно знал историю церкви, изучал другие науки. За время своего пребывания в Москве (а прожил он в ней на полном царском довольствии в Преображенском монастыре более 25 лет и похоронен в Чудовом монастыре) Славинецкий написал множество книг религиозного содержания. Патриарх Никон высоко оценил этого человека и благоволил к нему. Главную свою цель – перевод Библии с учетом исправления накопившихся при переписывании ошибок он не успел осуществить, – смог только перевести Евангелие и Пятикнижие Моисея. Для Москвы того периода это было событием огромного значения, вызвавшее между прочим и сильнейшую оппозицию, направленную против патриарха Никона. Возможно Славинецкий был первым ученым, создавшим на Руси словари: один – толковый, для объяснения слов, встречаемых в церковной литературе, и греко-славяно-латинский, в котором было более 7 000 слов. Славинецкий создал при монастыре училище, в котором обучались по образцу киевско-могилянского коллегиума русские студенты. В конце жизни Славинецкий завещал свою библиотеку киевскому братству и небольшая сумма денег, которую он завещал разослать южнорусским монастырям. Его приезд в Москву не был единичным актом, после него в Россию приезжали и другие киевские ученые. Так начиналось становление российской науки. Начинался этап ориентации части российской элиты на Запад, – западничество. И это происходило не при Петре первом, как принято считать, а при Алексее Михайловиче, благодаря таким образованным личностям как бояре Ордын-Нощокин, Ртищев и другие.

События после Переяславля.

Подписание Переяславского договора и последовавшие вслед за ним события резко изменили геополитическую картину восточной Европы. Весной 1654 года стотысячная русская армия под командованием самого царя вступила в Белоруссию, начав военные действия против Польши. 20-летнее перемирие закончилось, и Россия ставила перед собой задачу вернуть свои земли. На помощь русской армии Хмельницкий выделил восемь казацких полков под командованием шурина гетмана полковника Золотаренко, который погиб в этом походе. Русско-казацкое войско освободило города Смоленск, Полоцк, Мстистлав, Оршу, Могилев, Быхов, Гродно и другие. Эти завоевания позволили Алексею Михайловичу внести изменения в титулатуру и называться «… царем всея Великой, Малой и Белой России».

Практически одновременно с событиями в Белоруссии, то есть весной 1654 года, поляки вторглись на Подолию, уничтожая на своем пути население и выжигая города, местечки и селения. Во время этого рейда погибли десятки тысяч православных жителей, не желавших сдаваться ляхам. Но на этот раз казакам удалось заставить поляков уйти в Польшу. Однако, Летом 1654 года между Крымом и Речью Посполитой был подписан «Вечный договор» о взаимной помощи. В ноябре того же года 30-тысячное польско-шляхетское войско двинулись на Подолию. И вновь их путь был залит кровью, более 50 городов были полностью разрушены, десятки тысяч жителей погибли в борьбе с поляками. Коронный гетман Потоцкий писал королю Яну-Казимиру: «Горько будет вашему величеству слышать о разорении вашего государства, но иными средствами не может усмириться неукротимая хлопская злоба, которая до сих пор только возрастает».

В начале 1655 года польское войско соединилось с 30-40 тысячами татар крымского хана Махмет-Гирея. Хмельницкий, ясно сознавая опасность с запада и юга, убеждал московских воевод перенести центр тяжести своих действий из Белоруссии в Украину. Но 12 тысяч московское войско под началом боярина Шереметьева пришло к Хмельницкому только в январе 1655 года. Битва под Охматом не выявила победителя, русско-украинским войскам удалось выйти из окружения и отступить. Потоцкий в знак благодарности крымским союзникам разрешил им брать ясыр. Брацлавщина в течение двух последующих месяцев буквально превратилась в развалины. Было уничтожено более 270 населенных пунктов, более 1 000 церквей, убито множество младенцев, взято в неволю более 200 000 человек. Картина разрушения была просто ужасающей.

Вмешательство Швеции меняет картину.

В 1655 году московские войска наращивали свои успехи в Литве. При поддержке православного населения города сдавались один за другим, были взяты Вильно, Ковно, Минск. Польша после ухода крымских татар и внутренних неурядиц совершенно ослабла. В такой ситуации на сцене восточно-европейских событий появился занявший престол в 1654 году шведский король Карл X. Летом 1655 года он объявил войну Польше по причине обиды за использование польским королем титула «король шведский». В течение нескольких месяцев он занял Познань, Варшаву и Краков. Успехи шведов были столь стремительны, что польский король Ян-Казимир был вынужден бежать за пределы государства.

Положение кардинально изменилось, Хмельницкий оказался в тяжелейшей политической ситуации. Дело в том, что еще в 1652 году, когда гетман метался в поисках союзников, он договорился с будущим шведским королем о совместных действиях против Польши. Карла X никак не устраивало усиление России за счет казацкой Украины, но и Москву не радовали успехи шведов, которые препятствовали осуществлению вековой Российской мечты – овладеть побережьем Балтийского моря. В силу сложившихся обстоятельств Хмельницкий фактически становился союзником шведского короля, формально находясь в составе московского государства, враждебного шведам.

Практически одновременно с нападением Швеции на Польшу, то есть в июле 1655 года, соединенные войска Хмельницкого и Бутурлина выступили в поход в Галичину. Этот поход был выгоден обоим: Хмельницкий с учетом ослабления Польши планировал объединение всех Украинских земель, Бутурлин стремился опередить шведов. Объединенное войско разбило поляков и осадило Львов, жители которого не желали следовать волеизъявлению казаков и идти под власть русского царя. Бутурлин настаивал на штурме Львова, Хмельницкий не соглашался. Дело закончилось тем, что львовяне откупились, и московско-казацкие войска двинулись на Люблин, жители которого присягнули царю, что, впрочем, не помешало им чуть позже присягнуть и шведскому королю.

Перемена внешней политики Москвы.

Втянувшись в клубок военных конфликтов, и Россия и Речь Посполитая стала искать выход из создавшегося положения на пути прекращения военных действий. Поляки через посланника немецкого императора успешно провели переговоры в Москве, убеждая царя начать совместные военные действия против Турции. Патриарх Никон, имевший огромное влияние на царя, настаивал на войне со шведами в целях возврата земель, принадлежавших Новгороду. Эти переговоры велись за спиной Хмельницкого и закончились в октябре 1656 года заключением в Вильно договора. Поляки настолько нуждались в этом мире, что согласились на включение в договор обещание, что после смерти Яна-Казимира избрать на польский престол русского царя. За это русский царь обязывался начать войну со Швецией. Такой поворот дела резко менял всю картину русско-украинских отношений.

Хмельницкий, узнав о готовящемся подписании договора, направил в Вильно своих посланников, но их даже не допустили к шатру, где проходили переговоры. Вернувшись, они поведали гетману горькую правду, и Богдан пришел в ярость. Он, как никто другой, знал истинную цену польским договорам и, оправившись от тяжелого удара, послал царю послание, в котором сделал отчаянную попытку предостеречь царя от тяжелой ошибки. Грустно читать это письмо, – одинокий крик, последняя мольба, предупреждение.

То положение, в котором оказался гетман Хмельницкий накануне своей смерти нельзя назвать иначе, как трагическим. Это была кульминация военных конфликтов стран-соседей, в тугой узел сплелись их государственные интересы. В начале 1657 года семиградский князь Юрий Ракочи, перейдя Карпаты, вошел в пределы Речи Посполитой. Действуя в рамках тройственного союза (Швеция, Украина, Семиградщина) Хмельницкий послал ему в помощь 20 тысяч казаков во главе с полковником Ждановичем. Соединенные союзники прошли с боями всю Польшу, разгромили гетмана Потоцкого и заняли Краков и даже Варшаву. Однако, летом этого года военно-политическая ситуация резко изменилась. Польское общество неожиданно нашло в себе силы встать на защиту отечества против экспансии шведов и украинско-семиградского войска. Причина всплеска пассионарности поляков заключалась в том, что протестанты-шведы начали громить католические костелы и грабить католическое население. В тот же период Дания объявила войну Швеции, и Карл X был вынужден отозвать часть своих войск. Одновременно крымский хан направил на помощь полякам орду. В результате Ракочи оказался практически в изоляции.

Россия, как противник Швеции, предпринимала усилия, направленные на то, чтобы заставить Хмельницкого отказаться от союза со шведским королем и семиградским князем. Хмельницкий, будучи уже больным, был вынужден одновременно заверять российских послов в верности царю и улаживать отношения с крымским ханом. Вихрь событий был настолько ошеломляющ, что по поводу оценки каждого шага стран-участниц историки до сих пор не могут придти к единому мнению.

За всеми перепетиями событий лета 1657 года трудно уследить. Крымский хан уже подходил к польским границам, разоряя украинское население и вступая в вооруженные стычки с войском Ракочи и казаками. Хмельницкий был вынужден просить донских и запорожских казаков напасть на Крым. Предводитель восставших поляков Стефан Чарнецкий перешел в наступление на Ракочи и Ждановича, положение которых стремительно ухудшалось. Ракочи и Жданович не ладили между собой, вследствие чего не было согласованности в их действиях. И именно в этот момент, оставшись в изоляции после ухода казаков Ждановича, Ракочи был вынужден пойти на переговоры с польским командованием. Хмельницкий, узнав об этом, стал опасаться возможного союза Ракочи с поляками против Украины. Он приказал казацким отрядам под командованием своего сына Юрия, стоявшим в районе Корсуня для отражения татарского нападения, отправиться на помощь Ждановичу. Казацкие полки соединились, но когда Юрий Хмельницкий, выполняя волю отца призвал казаков выступить на помощь Ракочи, казаки отказались, выразив недоверие и Юрию и самому гетману. Как утверждает ряд историков, этому немало способствовали как московские агенты, проводившие агитацию против гетмана, так и промосковски настроенная старшина.

Поляки также делали все возможное, чтобы склонить Хмельницкого на свою сторону. В июле последнюю попытку примирения сделал и польский король Ян-Казимир, призывавший освободиться от московской протекции. Хмельницкий отвечал так: «…Я одной ногой стою в могиле и на закате дней не прогневлю Бога нарушением обета царю московскому…». Буквально за несколько дней до смерти гетман написал письмо боярину Ромодановскому, в котором просил прислать войска, предвидя возможное объединение поляков, татар и Ракочи против него и России. О драматизме положения гетмана можно судить из этого, видимо, последнего письма, в котором умирающий Хмельницкий просил, чтобы »… до нас о походе своем, яко наскоре, днем і ночю знат давали, жеби єсмо били запевне увідомлени, єжели се маєм скоро милости вашей сподевати, жебиемо могли чим рихлей тих замислов поганских запобігти».

Смерть Хмельницкого.

Нервное напряжение последних лет и особенно месяцев глубокое подорвало здоровье стареющего гетмана. 27 июля 1657 года выдающийся полководец и дипломат, основоположник идеи государственной независимости Украины гетман Богдан-Зиновий Хмельницкий умер от кровоизлияния в мозг. За несколько дней перед смертью старого больного гетмана вывели под руки на раду, на которую съехались со всей Украины полковники, сотники и выборные казаки. Хмельницкий поклонился товарищам, поблагодарив за доверие и службу, сдал гетманские знаки отличия и попросил назначить себе приемника, назвав при этом несколько имен. Взволнованные соратники, не желая омрачать последние дни казацкого вождя, выкрикнула новым гетманом Богданова сына – Юрия. 3 августа 1657 года гетман Богдан Хмельницкий умер, а через неделю его тело погребли возле казацкой церкви в Субботове Со смертью гетмана Богдана-Зиновия Хмельницкого окончился первоначальный этап многовекового процесса формирования национального самосознания украинского народа и украинской государственности. Но, как это часто происходит, после ухода абсолютного авторитета в его окружении начинается разлад, поскольку люди на вторых ролях не могут примириться с выдвижением равных себе. А естественное в XVII веке стремление установить династическое, наследственное гетманство привело к тяжелейшим последствиям. Заметим только, что Хмельницкий, находясь на смертном одре и будучи тяжело уязвленный недальновидной, по его мнению, политикой Москвы, фактически завещал своему сыну Юрию верно служить московскому царю.